Среда, 12 августа 2020   Подписка на обновления  RSS  О проекте  Сотрудничество
Популярно

Музей-квартира Михаила Зощенко в Петербурге

Музей-квартира Михаила Зощенко в Петербурге

Литературно-мемориальный музей М. М. Зощенко находится в здании, которое известно как «Писательский дом». И сам визит к известному советскому писателю по сути превращается в поход в гости в «коммуну», которая включает также Евгения Шварца, Вениамина Каверина, Всеволода Рождественского и многих-многих других.

Уточним, что музей-квартира Зощенко официально называется «Государственный литературный музей «ХХ век». Иными словами, выражения «музей-квартира» и «литературно-мемориальный музей», которыми мы оперируем в тексте, юридически как бы и не существуют. А этот самый «госмузей» появился из идеи устроить в Писательском доме обширную экспозицию, которая была посвящена советской литературе в целом, а не только Михаилу Михайловичу. Но в жизнь идея так пока полностью и не воплотилась.

В общем, добро пожаловать в квартиру №119 и, шире, мир советской литературы.

Часы работы, адрес и стоимость билетов

Адрес: Малая Конюшенная улица, 4/2, квартира 119. Вход расположен с Чебоксарского переулка, 2. Ближайшая станция метро — Невский проспект (выход на канал Грибоедова)
Телефон: +7 812 571 78 19
Время работы: с 10:30 до 18:30 все дни, кроме среды (с 12:00 до 20:00) и понедельника (выходной)
Билеты: полный взрослый — 200 рублей
Сайт: http://museum-xxvek.ru/

Экскурсия по квартире Михаила Зощенко

Каждый кирпич дышит историей. Правда, историей, сжимающей сердца… Понятно, что бытие человечества в принципе полно жутких эпизодов. Петербург же, как и этот питерский дом, как и многие другие дома блокадного Ленинграда, таит в себе как взлеты человеческого духа, так и падения.

Табличка

И эти взлеты и падения тут можно проследить в рамках одной судьбы – Михаила Зощенко. Сначала власть вознесла его на вершины обожания, а потом сбросила с Олимпа, переломав хребет. И скольких небожителей во времена репрессий спускали в ад, не счесть…

Когда в декабре 1934-го сюда въехали Зощенко и Шварц, Каверин и Коростылев, в Писательском доме царила атмосфера творчества, молодости, надежд на лучшее будущее. Михал Михалыч занимал самую большую квартиру, Евгению Львовичу Шварцу досталась самая скромная – всего в 23,7 кв м.

дверь в квартиру

Это та самая дверь в первую квартиру Зощенко, аутентичная — со времен писателя сохранилась

Стенд, посвященный Шварцу

Сегодня все экскурсоводы наперебой цитируют Шварца: «королевство маловато, развернуться негде», кивая на его 23 кв. м. жилплощадь, где он создавал безграничные миры.

Лестница

Лестничные пролеты заполняют фотографии жильцов Писательского дома

В одной из бывших квартир Михаила Зощенко – уже не самой примечательной, а в той, куда его переселили после опалы, всего пара комнат.

Кабинет писателя

Кабинет писателя

Комната Михаила Михайловича

кабинет Михаила Михайловича с другого ракурса

Здесь сохранились печатная машинка Михаила Михайловича, его трость, многие другие бережно сохраненные вещицы. Вы увидите рабочий кабинет писателя в подлинном виде.

Рабочий стол М. Зощенко

Рабочий стол М. Зощенко

В одной из соседних квартир за номером 100, в так называемой «писательской надстройке», был написан знаменитый роман «Два капитана»: увлекательная история о вечном стремлении мальчишек к географическим и прочим открытиям, о любви и предательстве, о героях и подлецах, о долге, войне и Родине. Шкловский ввел Вениамина Каверина в литературное содружество «Серапионовы братья», где уже были Всеволод Иванов, Михаил Зощенко, Константин Федин. Пьесы Каверина оказались в репертуаре многих именитых режиссеров, его отмечал сам Всеволод Мейерхольд.

Однако, Каверин (он же Зильбер) получал неоднократные намеки о том, что лучше бы ему уехать из Ленинграда из-за своего происхождения: евреев в те времена не жаловал не только Гитлер, чума антисемитизма поразила всю Европу ХХ века.

Евгений Шварц, сам выходец из мещанской еврейской семьи, писал в своей сказке-пьесе о том, как Дракон, вывихнувший людские души, избавивший город от цыган, когда «любой брюнет должен был доказать, что в нем нет цыганской крови», еще не самый страшный персонаж… горожане, обыватели, прислужники-бургомистры.. соседи-доносчики — вот кто подыгрывает во все времена тиранам.

Удивительно, конечно, что в Чебоксарском переулке так и осталась памятная доска Саянову, который стучал в НКВД обо всех своих именитых соседях. Это все-таки какой-то вывих души… Экскурсоводы, рассказывая про Саянова, говорят: мол, человек он был очень коммуникабельный… так вот как теперь это называется…

Не иначе его служением обществу обязан своим арестом другой житель этого Дома – писатель Борис Корнилов, человек не «коммуникабельный», слишком прямой для этого кривого времени, эзопов язык для коммуникации не использовавший, за что и поплатился жизнью.

Многострадальный дом

Это о Шварце, кстати, говорят, что он не то что был каким-то героем, — просто рефлексирующий интеллигент, он был всего лишь порядочным человеком. Однако для того перекошенного времени эта его «обычность», элементарная мораль, взаимовыручка, доброта (он практически спас от голода семью Николая Заболоцкого, за ним толпой ходили ребятишки, слушая его чудесные сказки) – все это казалось тогда верхом человечности.

Все сказки Шварца – тоже о простом: о добре и зле, о любви, о жизни: «так устроено на свете: от любого несчастья может спастись человек» («Сказка о потерянном времени»).

И все мысли Зощенко — о том, как спастись человеку, несмотря на то, что сам Михал Михалыч – больной, неуравновешенный, травмированный войной, страдающий паническими атаками, которые раньше назывались циклосемией, писал юмористические рассказы, которые знала и знает вся страна. Работал над автобиографической повестью «Перед восходом солнца», где пытался найти ответ на этот свой вопрос о счастье человечества через историю о том, как сам пытался победить меланхолию и страх жизни.

М.М. Зощенко в разные годы

М.М. Зощенко в разные годы. Экспозиция в музее-квартире

Все они жили и творили вопреки страху: Всеволод Рождественский, Юрий Герман, Павел Лукницкий, Александр Житинский, Николай Заболоцкий, Юрий Рытхэу – сотни имен, сотни судеб. Кого только в этом Писательском доме не бывало – Александр Введенский, Даниил Хармс, Анатолий Мариенгоф, Иосиф Бродский. Гостила у литературоведа Бориса Томашевского и Анна Ахматова, здесь появлялись Дмитрий Шостакович, Святослав Рихтер, Янина Жеймо и многие-многие другие.

Жильцы Писательского дома

Жильцы Писательского дома

Жильцы прозвали свой дом «недоскребом», — надстраивали его согласно высотному регламенту таким образом, что высота потолков в верхних этажах заметно отличалась от изначальных: до сих пор по размеру окон можно судить об архитектурных экзекуциях минувших времен.

Окна Писательского дома

Высота потолков в верхних этажах заметно отличается от изначальных

Дом-недоскрёб

Дом придворного оркестра

Здесь, в этом дворе, в районе так называемого «золотого треугольника», жили когда-то еще царские музыканты из придворного хора. Тут же действовал знаменитый музей, насчитывающий 11 тысяч экспонатов, часть которых принимала участие в концертах, а потом возвращалась на свои музейные места. Почти как в сказке…

Впрочем, какие времена, такие и сказки: «Посреди этого зала стояла высокая белая печь. Мальчик обрадовался. Ему так хотелось погреться. Но в печке этой ледяные поленья горели чёрным пламенем. Чёрные отблески прыгали по полу. Из печной дверцы тянуло леденящим холодом. И Прадедушка Мороз опустился на ледяную скамейку у ледяной печки и протянул свои ледяные пальцы к ледяному пламени.
— Садись рядом, помёрзнем, — предложил он мальчику.
Мальчик ничего не ответил.
А старик уселся поудобнее и мёрз, мёрз, мёрз, пока ледяные поленья не превратились в ледяные угольки» («Два брата»).
Эту сказку Евгений Шварц написал в 1943 году в эвакуации, но первые блокадные месяцы они с женой переживали в холодном Ленинграде 1941-го.

Современный двор Писательского дома

Современный двор Писательского дома

В первой половине прошлого века в этом дворике располагались дровяные сараи – настоящая ценность по тем временам, когда ни газа, ни электричества к вашим услугам не было. Но и сегодня отогреться душой можно лишь рядом с очень особенными для вас людьми – родными или близкими по духу, например, читая их произведения и ведя этот диалог через века.

Михаил Зощенко: «Самое важное в жизни — слова. Из-за них люди шли на костры».

Возможно, когда вы в погожий солнечный денек навестите этот Писательский дом, вы станете сыпать совсем другими цитатами, — потому как в этой библиотеке смыслов полно всяких мыслей, на любой, поверьте, вкус.

Общий обзор о музеях-квартирах российских и советских писателей в Петербурге читайте здесь.

Светлана Цыркунова

08 января 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внимание! Оставляя комментарии, вы соглашаетесь с правилами сайта

© 2020 Окно в Петербург
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru